?

Log in

No account? Create an account
Кот

Некриминальное чтиво.

(Сказки угрюмого дудочника)

Entries by category: лытдыбр

Внимание - ОПАСНО! Attention - DANGER!
Кот
moonmen

Уважаемые френды и гости моего журнала. Выслушав немало нареканий, по поводу содержания моего бессознательного журнала - решил:

1. Поставить в профиле возрастное ограничение - взрослая тематика. :)

2. Вывесить в профиле предупреждение - http://moonmen.livejournal.com/profile

3. Немножко еще попредупреждать вас здесь и, если вы еще недостаточно испугались - читайте.

Умываю руки.

Сей журнал, принимать строго дозировано - в день по чайной ложке после еды.
Передозировка опасна для вашего душевного равновесия.
(прим. Министерства заздоровоживёшьохренения)

Всё ещё хотите в друзья? Тогда я иду к вам!  соблаговолите чиркнуть пару строк. :)


Tags:

День слесаря.
Кот
moonmen
- Она поймет ещё... - говорю я.
- Тим... Если бы я знал тебя немного больше, то за такие слова просто... ну... не знаю. Взял бы просто и кулаком тебе по лицу. Когда поймёт? Ей уже двадцать четыре. Пора уже повзрослеть. Сколько с ней намаялся...
- Извини...
Я смущён. Смотрю пристально в глаза этому крепкому, немного грузному мужику, который столько испытал и перенёс на своём веку, что можно целую книгу написать. Солнце печёт, сегодня давит почти тридцать. Вокруг дым и грохот металла - Вторчермет пережёвывает металлические останки предприятий. Трубы, холодильники, плиты, компьютеры... Фуксы подхватывают своими огромными клешнями останки чьих-то жизней, вываливают металлический сор в зев маленьких пресс-ножниц. Сьерра работает вместо Линдемана, который я вывел в ремонт. Вот искореженный велосипед. Вот куски автомобиля, который судя по всему убил в своём чреве всех, кто в нём был во время аварии. Металлические верстаки, листовая жесть, арматура. Все грохочет, клокочет и взрёвывает. Дышать в пыли и дыму непросто, но мы народ привычный. Подхожу к Рамилю, присаживаюсь на мазутную шпалину. Беру протянутую сигарету. Сидим молча какое-то время, а потом его вдруг прорывает. Да так, что он буквально в десять минут рассказывает мне свою жизнь. Я сижу, слушаю его. Вижу все о чем он мне говорит отчётливо и ясно. Будто фильм смотрю.
Как он только начав жить еще при Союзе, вдруг попадает в страшную заверть девяностых. Как имея лишь профессию сварщика выживает. Зарабатывает на квартиру, растит дочерей. Как устроив все более-менее устойчиво выдает дочь замуж за местного бандюгана.
- Она так упёрлась, что не смог я её отговорить! - он хмурится, сжимая в кулаки мазутные руки. - Семнадцать лет всего. Дура. – резюмируя, спокойно выдыхает дым.
Я слушаю его молча. Не перебивая, понимая, что ему вот сейчас нужно выговориться. Чувствую, как это трудно и больно ему даётся. Я человек здесь временный. Эффект попутчика. Возможно именно поэтому разных историй доверенно мне много. Я слышу и мысленно вижу, как они с женой радовались появлению внука. Сорокалетние бабушка и дедушка. Решали бесчисленное множество проблем своих взрослых детей, помогали им. Как начали жить друг для друга заново. И как внезапный удар - смерть жены.
- Сорок четыре всего. Прямо в день её рождения. Рамиль спокоен, но я понимаю, что сейчас он там. В том чёрном дне. Это видно по остановившемуся взгляду направленному вникуда.
Как он заново учился жить один. Поднимался, падал вновь. При этом воспитывал старшего внука, которого не могла содержать дочь. Я слушаю, слушаю, слушаю... Я смотрю этот чисто балабановский фильм, эту сказку с несчастливым концом. Мне грустно, но я не вижу в Рамиле отчаяния. Просто печаль. Очень глубокую, бездонную.
- Сегодня поеду в Казань, отпустишь пораньше? - спрашивает меня.
- Конечно поезжай. Здесь на сегодня работы немного.
Рамиль обращаясь к резчику - Вон, Серёга сейчас этот чертов палец срежет.
Серега скалится сверкая железной фиксой, продувает резак - При представителе иностранной фирмы прошу называть меня Сергей Петрович! - подходит к проушине многотонной крышки пресса, сплевывает и заявляет - Да что тут резать! Сейчас двадцать атмосфер дам и выдую его. Пять минут. Сергей Петрович, у которого шутки и прибаутки так и сыплются с языка, щуплый, невысокий мужик со своей историей.
- Угум. - Рамиль тычет меня в бок - слышь, он и в прошлый раз тоже так говорил, а возился... Махнул рукой.
- Да конечно, хрена ли нам! - Серега скалится - Используя современные нанотехнологии все можно сделать.
Подходит, шлёпает машину по облезлой броне - Всегда хотел до него добраться. Чуть такую радость у резчика не отняли! Порезать немецкий Линдеман - это вам не кувалдой махать! Правильно говорю, Димон?
Дмитрий самый молчаливый и молодой мой помощник. Парень лет двадцати пяти. Высокий, косая сажень в плечах, с мощными руками. Он незаменим здесь на тяжелых работах. Именно они с Рамилем и есть моя ударная группа в этом ремонте. Дмитрий улыбается углом рта, отставляет кувалду и начинает готовить место для резчика. Отгребает лопатой масляную жижу скопившуюся под крышкой. Подстилает доски, фанеру.. Я сижу в дыму на шпалине, посреди масляного болота, курю. Мы уже такие грязные, что совершенно все равно куда зад опустить. Слушаю их весёлую перебранку и думаю - мне повезло. Я видел много такого, что не снилось менеджерам и экономистам. Юристам и прочему офисному народу. Видел фабрики и заводы, шахтные подземелья и тяжёлую технику карьеров. И я чувствую, что эти люди и есть мой народ. Истинные мои братья. Я понимаю их с полуслова. Мне достаточно короткого жеста или взгляда, чтобы они поняли меня. И их истории это и моя история. История нашего народа.
Сергей Петрович коротко хлопнул резаком гася пламя, снял очки и повернулся ко мне - А вот знаешь что, Тимур?
Я понимаю, что пропустил часть разговора и говорю - Нет, не знаю...
Вот, когда швеллер не прорезается до конца этими ножницами, и вылезает такая длинная изогнутая как буквы колбасятина...
- Когда ножи изношены уже, - говорит Рамиль
- Да, когда ножи уже не режут - вообще весь алфавит можно увидеть. Так вот, бросаешь этот швеллер в вагон. А он такой длинный, гнутый во весь вагон лежит, и можно прочитать - Слава Труду! Ага! - Серега белозубо скалится, сияя с закопчённого лица стальной фиксой.


Прослушать или скачать Борис Гребенщиков Волки да вороны бесплатно на Простоплеер

Друг.
Кот
moonmen


Маленький принц сидел на краю скамейки и болтал ногой. Тим остановился на пороге подъезда, посмотрел на маленькую фигуру в полутьме фонарного пара. Дождь лил и лил…
Тим вздохнул и пошел к Маленькому принцу. Сел рядом на лоснящуюся, влажную скамейку. Маленький принц посмотрел на него и лучисто улыбнулся.
- Болит? – спросил участливо.
- Не!..- Тим посмотрел на свои забинтованные пальцы – Сейчас уже нет.
- Да не там. А тут!– наклонившись, голубоглазый малыш положил маленькую ладонь Тиму на грудь.
Тим глотнул воздуха, моргнул, отгоняя внезапно выступившие, предательские слёзы –
- Нет. Ноет немного.
Улыбнулся –
А ну! Иди-ка сюда!
Подхватил малыша, упакованного в тёплую курточку со звездами и, подбрасывая в темное низкое небо, закружил под счастливый смех.

- Тим!
-Что?
-Поехали в Африку!
-Зачем?
-Просто! Там слоны и жирафы. Там интересно.
-Гм… Когда едем?
- Сейчас, – сказал Маленький принц – держись крепче!
И обхватив Тима за шею, прямо в ухо щекотно – закрой глаза, а то будут потом круги в глазах.
Тим послушно закрыл глаза и сквозь веки, вдруг, ослепила яркая вспышка белого солнечного света…

А дождь всё висел тонкой пеленой, накрывая блестящей плёнкой скамьи, горки – блестящие дельфиние спины, парил в лучах жёлтых фонарей…